"Возьмите музыку в дорогу". В наушниках

>> 31.01.2010

снижение слуха

Развитие у детишек музыкальности совершенно естественно связано с наличием у них хорошего слуха. В данном случае речь идет даже не о музыкальном слухе, как о производном понятии, а об основе основ - физиологическом слухе. Ну в самом деле, как можно при нарушении слуха - тугоухости - говорить о каких-то деталях, нюансах, музыкальных оттенках при слушании и исполнении музыки, если ребенок элементарно их не расслышит.

Да, Бетховен был глух. Но глухота его развивалась постепенно, и великим музыкантом он стал, когда еще хорошо слышал. Далее же все больше работала его музыкальная память. Плюс попытки компенсировать снижение слуха и расслышать воспроизводимое, используя способность нашего организма воспринимать звуковые колебания всем телом. Естественно, не сравнимую по качеству с органом слуха, специально для этого предназначенным.

Начать эту тему меня побудила обычная поездка в метро. Обратите внимание, как ныне велика доля пассажиров, от мала до велика, которые едут, попутно затолкав себе в уши наушники. Причем частенько пассажиры по-соседству слышат (в грохочущем вагоне!), как эти маленькие штучки пшикают и тыцкают прямо в уши их счастливых обладателей, задувая туда нечто, напоминающее музыку, которую иногда даже можно распознать в радиусе метра-двух.


орган слуха
Чтобы оценить масштаб происходящего, посмотрите на картинку.
Наушники типа "вкладыши" вставляются фактически в ушной проход, откуда с расстояния в несколько сантиметров прямой наводкой бьют в барабанную перепонку и далее через сложную и тонкую слуховую систему, состоящую из различных косточек, перепонок и жидкостей, передают звуковые колебания в улитку, находящуюся во внутреннем ухе, и в расположенный в ней кортиев орган. Там колебания преобразуются в нервные импульсы, воспринимаемые мозгом. Рассеивания, как при прослушивании через обычную акустическую систему, практически не происходит, ибо некуда.


вкладные наушники
Теперь, для лучшего понимания, немного справочной информации.

То, что в быту называется "громкостью", достаточно условное понятие (хотя на бытовом уровне его хватает).Собственно говоря, это мощность источника звукового излучения. Но источник этот может находиться в различных условиях (расстояние, звукопроводящие свойства материалов и пр.) по отношению к нам, как к "приемнику" звукового сигнала. И нам гораздо интереснее параметры звука в точке, где мы его воспринимаем. Для этого введено понятие уровня звукового давления, создаваемого источником звука в определенной точке. Если измерять звуковое давление в абсолютных величинах, будет очень неудобно, так как различные звуки, которые мы слышим в быту, обладая здоровым органом слуха, различаются между собой по абсолютному уровню в сотни и тысячи раз. Для удобства за основу взята логарифмическая шкала, а уровни звукового давления измеряются в децибелах (дБ).

К примеру, шепот оценивается в 30 дБ, разговор - 45 дБ, крик - около 80 дБ, отбойный молоток 120 дБ, свыше 130 дБ начинаются звуки с уровнем, превышающим болевой порог (двигатель самолета, ракеты, ударная волна от сверхзвукового самолета, взрыв и пр.), которые после 150 дБ приводят к увечью, а после 200 дБ - к смерти.

Для нас также важно понятие динамического диапазона, т.е.разницы между самыми тихими и самыми громкими фрагментами музыки. Тихие фрагменты мы должны расслышать за окружающим шумом, громкие не должны повреждать наш слух. Максимальный необходимый для этого уровень приблизительно можно получить, просуммировав уровень шума и динамический диапазон.

Динамический диапазон симфонической музыки доходит до 80 - 100 дБ, поп-музыки - вдвое меньше. Если уровень шума в помещении 30 дБ, то, чтобы услышать симфоническое произведение целиком, максимальный уровень звукового давления должен быть не меньше 110-120 дБ. На концертах он еще выше, однако (это важно) имеет непродолжительный пиковый характер.


Шум (непрерывный) от поезда метро - до 90 дБ. Полагаю, что желающих слушать классику в метро не очень много, поэтому услышать нам надо хотя бы 45-50 дБ. Кроме того, современные фонограммы подвергаются на стадии производства процедуре сжатия динамического диапазона, то есть принудительно сокращается разница в уровне громкости тихих и громких фрагментов.. Не будем здесь обсуждать причины этого малохудожественного мероприятия. Но в результате для музычки попроще можно сбросить еще около 15 дБ. Остается 30 дБ динамического диапазона, которые, как ни крути, не должны потонуть в окружающем шуме (напомню, что для прослушивания серьезной музыки это в принципе не подходит).

Любые наушники, даже самые открытые, обладают определенной звукоизоляцией. Профессиональные студийные наушники - 16-32 дБ, "вкладыши" - естественно, гораздо ниже. Пусть будет 10 дБ (весьма оптимистично).
Итого имеем максимальный уровень звукового давления, который мы получим в уши, слушая какой-нибудь mp3-плеер в вагоне метро - около 110 дБ. Это только чтобы расслышать. А не чтобы забрало от души. То есть, этот максимум - на самом деле необходимый минимум, в реальности превышаемый.
Ну что же, даже тише отбойного молотка (кстати, мастера этого деструктивного инструмента тоже надевают наушники. Звукоизолирующие).

Важное значение имеет длительность воздействия звуков с уровнями, превышающими безопасные, на основной орган слуха - кортиев орган с особыми слуховыми волосковыми клетками, воспринимающими звуковые колебания. При кратковременном звуковом воздействии с опасным уровнем особые мышцы перекрывают слуховой канал, защищая эти клетки от повреждения. Однако если такое воздействие продолжается (к примеру, длительное прослушивание музыки на пиковых уровнях), то эти мышцы утомляются и уже не могут защищать нежные волосковые клетки. Со временем перегружаемые клетки теряют способность к регенерации, и начинаются необратимые изменения слуха, приводящие к тугоухости. Причем в таком возрасте, когда о возрастных изменениях слуха говорить еще не приходится.


канальные наушники
Существует еще тип наушников, называемых "канальными". По большому счету, они являются настоящими "затычками", ибо реально затыкают ушной проход. Безусловно, уровень звукоизоляции у них лучше, что позволяет сделать звук чуть тише. Правда, гарвардские ученые проводили измерения, показавшие, что чем меньше конструкция наушников, и, соответственно, чем ближе они к барабанной перепонке, тем выше уровень звукового давления, создаваемого ими при прослушивании музыкального фрагмента с субъективно одинаковой громкостью.

С точки зрения заботы о своем слухе правильнее поступают те, кто использует большие закрытые накладные наушники с оголовьем. Звук у них более качественный, звуковой излучатель расположен дальше от слухового органа, и лучше звукоизоляция, что позволяет получать полноценную звуковую картину при прослушивании музыки на более низких, безопасных с точки зрения риска нарушения слуха, уровнях громкости.
закрытые накладные наушники

Однако несложно сообразить, что улучшенная звукоизоляция и, соответственно, возможность слушать музыку на более безопасных уровнях, имеет обратную сторону. Какую? Как ни странно, улучшенную звукоизоляцию. Человек в таких наушниках несколько выпадает из реальности, фактически лишаясь одного (но весьма важного на улице!) из своих органов чувств. К тому же, длительное воздействие ритмичной музыки на высокой громкости само по себе способствует снижению внимания и скорости реакции, то есть связь с окружающим миром становится еще более хрупкой. Что, понятно, вне дома помимо тугоухости чревато и иными последствиями.


о развитии слуха >>

Читать дальше...

Ф.Я.Сирис: Если человек очень хочет - он будет играть

>> 23.01.2010

Ф.Я.Сирис - настройщик фортепиано Московской консерватории
Федор Яковлевич Сирис – настройщик фортепиано Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского. Ф.Я.Сирис закончил Музыкальное училище имени М. М. Ипполитова-Иванова по классу фортепиано, а затем Государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных (ныне - Российская академия музыки имени Гнесиных ) по специальности музыковед. Длительное время работал в качестве преподавателя музыки.

Опытный мастер, музыкальный педагог с большим стажем, общительный и эрудированный человек. Мы беседуем с ним о работе настройщика фортепиано, о музыке и музыкальном воспитании, о выборе и настройке инструмента для обучения музыке.

Здесь публикуются выдержки из интервью. Полный текст размещен на сайте Настройка пианино и рояля.


-Как уровень инструмента влияет на качество обучения музыке на фортепиано?

Мой однокурсник учился у Либермана, замечательного педагога и музыканта. В классе стоял старый рояль, который из-за разбитости потерял и звук, и все остальное... Называли его корыто. И вот мой товарищ рассказывает: приходишь к нему на урок, он садится за рояль - и ты не узнаешь инструмент, музыку! Это не значит, конечно, что можно учиться на корыте. Ведь вырабатывается эталон звучания. Нередко бывает, что звук не тянется на инструменте, быстро гаснет. Получается удар - и все, и пустота. Ну, что-то немножко там...Звука нет тянущегося.
...
Бывает, приходишь в дом и понимаешь: вызвали настройщика, когда поняли, что музыку уже узнать нельзя. Когда мама на кухне уже не понимает, что ребенок играет. Если она иногда слушает, что он играет.
Что происходит? У ребенка с нормальным слухом, требующим развития, в течение длительного времени неосознанно идет адаптация. То есть он разрушает свой слух. И о таких предметах, как сольфеджио, говорить уже не приходится. Потому что о каких правильных интервалах можно говорить, если все разрушено, все расстроено! Все это, конечно, если у него нет абсолютного слуха, когда его просто не заставить играть на сильно расстроенном инструменте, у него есть внутренний камертон и он к тому же острее воспринимает музыку.

-То есть очень важно настраивать вовремя и качественно. А насколько допустимо использование инструмента типа "дрова" в самом начале? Иными словами, подход таков: возьмем инструмент попроще и подешевле, желательно даром, пусть попробует. А через годик посмотрим, надо ли оно вообще. Тогда и решим с инструментом. Не получится ли, что из-за этих "дров" ребенок заниматься и не захочет?

Говоря по правде, тот инструмент, который, к примеру, сейчас у вас - это необходимый минимум. Это нормальный, хороших годов "Красный Октябрь" , когда они делались из нормальных материалов. Что касается "убить интерес"... Пианист Рудольф Керер, семья которого была выслана куда-то в Казахстан, долгое время играл на доске. Если человек очень хочет, он будет играть.
... я видел, как, к примеру, ребенок два года занимался на вот такусенькой электрической клавиатуре. Как-то не отбилась охота! Хотя я не могу сказать, что это благотворно повлияло на постановку, отношение к звуку... Конечно, это надо закладывать сразу нормально. Труднее отучить, чем научить.

-А такой аспект: ребенок приходит в музыкальную школу, где инструменты настроены в камертон, а потом идет домой, где в половине случаев инструмент настроен на полтона ниже (см. материалы о настройке и о выборе пианино).

Идет смещение. Слух не развивается правильным образом. А для абсолютника это вообще кошмар, дома все разваливается.

-Так какой инструмент в итоге надо покупать? Вот захотели пойти в музыкальную школу, что брать?

Надо брать инструмент, который хорошо держит строй. И звучание которого обладает (если люди не вполне понимают, надо идти с мастером) хотя бы минимумумом из набора. Тембр, протяженность... Бывают варианты, когда инструмент глухой и ничего нельзя сделать. Конечно, иногда стоит где-то инструмент, и нет другого варианта, возможности или желания по какой-либо причине его поменять. Ну можно что-то попытаться: пропитать молоточки, еще что-то... Но смысл есть в этом далеко не всегда. Да и результат заранее точно не известен. После той же пропитки он может звучать как кастрюля. И неизвестно, что же лучше. Да и мастера ведь, даже опытные, тоже могут промахнуться.

-А есть какие-то предпочтительные годы, марки?..

Понимаете, к сожалению (а может, в этом вся и прелесть), бывает по разному. Вот, к примеру, мне на дачу где-то нашли "Лирику". Просто отдавали ее. Вы знаете, я оторваться не могу - такой инструмент.
...Причем стояла где-то в сырости, молотки чем-то изъедены... Но звучит великолепно! Может быть, немножко резковато, но я даже не хочу убирать эту резкость.
...Да, кстати, к вопросу о тяжести клавиатуры. Она там сильно утяжелена. То ли за счет регулировки, то ли за счет вывешивания, я даже еще не разобрался. Но меня это настолько устраивает, оказывается, это так приятно - играть на клавиатуре, которая заставляет себя немножко преодолевать. Это организует игру. "Стейнвеи" , признанные эталонные инструменты, этакие камертоны в фортепианостроении, обладают такой тяжестью и выверенностью, в них все именно так, как надо.

-А у нашего "Красного Октября" тяжелая клавиатура?

Такая, как надо. Я не испытываю потребности как-то облегчить ее. Хотя понимаю Вашего сына: у вас рядом стоит электронное пианино с легкой клавиатурой. Ну, и все понятно: человек склонен к... балуется моментально.
Большие черные советские инструменты обладали, так сказать, хорошим ощущением клавиатуры. Правда, частенько бывал перебор вот в этой вязкости, и они были вяловаты. Можно было смазать, что-то сделать по регулировке, чтобы немного облегчить... Сейчас есть специальная фортепианная смазка, очень дорогая, кстати.

-У сына в бывшей музыкальной школе стоит столетний кабинетный рояль "Беккер" с очень легкой клавиатурой.

Ну это, значит, рояль с простой механикой, без двойной репетиции - были и такие. На таких трудно играть. На сцене, как известно, все волнуются, но каждый по-своему. Ну были, скажем, Гилельс или Рахманинов. Они на эстраде играли лучше, чем в репетиционном классе. Вот этот концертный стресс как-то мобилизовывал их, заставлял собраться и играть с большей отдачей. А для подавляющего большинства музыкантов - это большая проблема, и на эстраде они могут растерять половину того, что нажили, чтобы выйти играть.
Так вот легкая клавиатура - это залог того, что потеряно будет больше. Даже легкий тремор, внутренний или же явный, когда холодеют руки и пр., легкая клавиатура моментально проявит. Клавиатура же нормально вывешенная, выверенная как-то организует.

-С какого возраста нужно начинать заниматься и насколько важно не опоздать? Говорят, чтобы добиться чего-то значимого, надо начинать обучение на фортепиано с малых лет.

Правильно говорят.

-Но ведь существуют и совсем другие варианты. Например, Аркадий Володось, известный, к сожалению, больше на Западе, начал учиться игре на фортепиано в 16 лет.

А был еще такой Эгон Петри, высококлассный музыкант. Сначала он играл на скрипке, и очень поздно обратился к фортепиано. Но вы понимаете, аномалии не могут быть ориентиром. Ну как, скажем, ориентироваться на Рихтера, который сам рассказывал в интервью: он начал играть с этюдов Шопена! И не надо забывать, что он все-таки рос в музыкальной среде. Отец и мать у него были музыкантами, и я сомневаюсь, что он не получил от них, пусть и со слуха, какие-то основы звукоизвлечения. Да, сами этапы обучения у него были, скажем так, не слишком выверенными, в отличие, скажем, от Гилельса. Но гений преодолевает все. Однако это аномалия!

-Вы занимались в музыкальной школе?

Ну конечно, правда, с третьего класса. Но ко мне на дом приходила учительница. Я жил за городом, она обходила всю улицу, урок стоил двадцать пять рублей, приличные деньги. Кстати, великолепный педагог из Одесского музыкального училища. Она меня и привела в музыкальную школу в Лосинке. Там у меня тоже был прекрасный педагог, но я совершенно не хотел заниматься и не мог дождаться, когда закончится музыкальная школа. И вдруг в последнем классе я будто заболел. Смотрю - а все выступают, играют... А я как бы оказался вне этой тусовки. И вот тут, не знаю, зачем... Какое-то вирусное заболевание. И я тоже захотел на свою голову. Понимаете, в музыке, как и в любой другой области, особенно в творческой сфере, необходима поддержка. Вот, скажем, если бы я пошел в медицину, я, может быть, лучше реализовался - мои родители медики, и было кому помочь. А в музыке...
Но, впрочем, если есть упорство, настойчивость и удача, оплодотворяющая все составляющие, так вот, если все это совпало - да, получается. Возьмите Максима Венгерова - музыкальная семья. Репин, учившийся с ним у одного педагога, Захара Брона, мечтал играть на баяне. На баян его не взяли, потому что там не было места, и мальчику предложили скрипку. Закусив удила, он пошел на скрипку. И вот получился Вадим Репин. Потому что попал к великому педагогу. Эта цепь событий - тоже удача, причем неслыханная.

-Да, оба входят в пятерку "самых-самых" скрипачей в мире. При этом у Вадима Репина родители - не музыканты.

...У Меттнера - замечательного композитора, пианиста, совершенно недооцененного, есть тоненькая книжечка: советы начинающему композитору или музыканту, как-то так. И она перекрасна тем, что он не разделяет особенно: вот композитор, а вот пианист. Это одно и то же. И у него есть совершенно гениальный совет, который для талантливых ребят надо напечатать крупными буквами и повесить на стену. Совет заключается в том, что нужно по возможности раньше распознать возможности музыканта и посмотреть, получается у него это дело или нет. Если он бьется как рыба об лед, а у него не выходит ничего, то надо это дело бросать. Почему? Он объясняет: потому что большие напряжения в какой-то области с результатом ноль могут повлиять вообще на психику. Человек выбирает другую специальность, и у него срабатывает порочный "ген", который уже заложен. То есть, все повторяется.

-Это вопрос уровня ожиданий. Если собирашься стать звездой мирового уровня и не получается, то может и не стоит из-за этого бросать?

Не только это. Здесь надо смотреть результат в зависимости от приложенных усилий... Как получается. Не обязательно должно сразу получиться, нет. Но в целом проходит какой-то промежуток времени и уже можно оценить и посмотреть, что и почему происходит. От педагога зависит колоссально. На уровне становления, закладки базы это просто решающий момент.

-Интересна обратная ситуация. Человек ничего не делает, но у него получается, выезжает на способностях. Наверное это еще опаснее. Ведь рано или поздно наступает момент, когда надо все равно начинать работать, а навыка нет.

Да, опаснее. Приведу в пример свою шикарную карьеру музыканта. Когда в последнем классе музыкальной школы я вдруг захотел заниматься, я тоже ничего не делал, за неделю до зачета все сделал, и все было великолепно - я был способным учеником. Но когда я начал заниматься, у меня перестало получаться. То есть подсознательно у меня было заложено нечто в результате такой порочной практики. Если я ни черта не делал и у меня все выходило то что же будет, когда я начну работать! Ничего подобного! У меня перестало получаться. Это совпало с моим поступлением в училище, так там я два года совершенно не двигался.

-Настройщиком сложнее работать?

Для меня легче. Педагогика - трудное дело. Не могу сказать, что мне это так нравилось. Пятнадцать человек - это все-таки тяжело. Эта работа все-таки в основном для женщин. Тут нужна женская психология. Нужно ставить каждый палец, нужно иметь терпение. Я не мог, когда ученик приходил на следующий урок, и сдувало как ветром все, что на прошлом уроке... это ужасно. Кстати, у талантливых детей такого не происходит. Они схватывают все буквально со слов. Но там другая проблема: а что с ним дальше? Ты видишь, что ребенку становится скучно. А ты уже так привык выколачивать, выбивать каждую ноту... Это так выхолащивает душу педагога! И когда он потом начинает работать с талантливым учеником, он оказывается в некоем недоумении: что, как...

-То есть фактически в музыкальной школе таланты не нужны, они мешают.

В общем, да. Не то, чтобы мешают, но они нуждаются в каком-то особом подходе. Это редкость, это как самородок найти.
Скажем, если инструмент шикарный, прекрасной фирмы - как ни странно, вроде бы там все хорошо прекрасно сделано, вроде бы и делать нечего. А на самом деле работа настройщика гораздо интереснее и труднее когда имеешь дело с таким высококлассным инструментом, потому что несравнимо проще работать с инструментом простым, не таким талантливым. Аналогично и с детьми. Если ребенок нормально развит, но нет таланта - работа упрощается. Ты просто отдаешь себя, свои знания.

-Вот нашелся этот самородок. Каковы его шансы? Если, скажем, в Москве есть куда пойти, то где-нибудь в глубинке они не пропадают?

Думаю, что нет. Хотя... Я не думаю, что эта опасность больше на периферии, чем в Москве. Я даже считаю, что там, может быть, даже лучше. Я объясню, почему. В этом смысле много зависит от человеческих качеств педагога. Здесь есть момент... Понимаете, заставить что-либо делать талантливого ребенка труднее. Он не будет делать что-то из-под палки. Он может нагрубить там что-то .. А заинтересовать - вот здесь педагог как раз и нужен. Как консультант, как человек. Причем выигрывает тот, кто, может, с профессиональной точки зрения и не очень, но по-человечески отнесется. И тогда все будет нормально. Талант - в конце концов и сам сможет что-то.

-А как родителям распознать, нормальный ли преподаватель?

Здесь все зависит от самих родителей. Правда, от тех, которые наблюдают за тем, что происходит с ребенком.

-А что делать? Ну понимаю, стоит ходить на уроки. Но ведь родители не всегда в состоянии понять, что там происходит. Что-то показывают, рассказывают. Хорошо, вроде. А может, и нет, и все неправильно. Портят руку, еще что-то.

Ну, во первых, виден результат: что ребенок играет, как играет, как он относится к музыке. Можно его сравнить с другими. Почему ребенок не выступает. Классный вечер... Именно сравнение должно быть.

-А если нет возможности у родителей ходить?

Все равно какие-то импульсы есть. Ребенок сам рассказывает что-то.
...У нас, к сожалению так принято: вот попал - и должен сидеть у этого педагога. Хотя все прекрасно знают, у кого больше учеников играет и выступает и насколько они лучше играют. Нет установки на профессиональное обучение, требования заранее отсекаются. Ну и что, играет хуже, но он никуда не пойдет, так что ничего страшного. Но в принципе родители могут потребовать, пойти к директору и сказать: меня не устраивает тот и тот-то, и я хочу поменять. На Западе это вообще в порядке вещей. Ты можешь там каждый год менять преподавателей.

-Как настраивается фортепиано в Консерватории? Идет ли настройка под исполнителя, или стандартная настройка, и играй как хочешь?

Да, есть пианисты с индивидуальными требованиями, что-то может ему нравиться, что-то не нравиться, и не всегда есть возможность сделать все, что требуется, не всегда это вообще достижимо. Бывает, что-то буквально на ходу приходится придумывать. Зависит еще от концертной точки. Скажем, в Большом зале настройщик должен обладать невероятным мастерством, спектром возможностей по части удовлетворения пожеланий. В других местах это попроще. Но по любому инструмент должен быть идеально настроен.

-Какая периодичность настройки?

Два раза в году я их настраиваю основательно, а потом по заявкам. Ну, и когда заявок долго нет, то сам прихожу. Огромная нагрузка в репетиционных и учебных классах. В девять утра там уже очередь - и так до десяти вечера, гоняют сонаты. Ты сделал, настроил, перешел к другому инструменту... А в это время за настроеный инструмент садится какой-нибудь паренек, который разучивает "Мефисто-вальс". Все! Я знаю, что через пару дней надо идти и настраивать. То есть, я вижу по нагрузке.

...
У нас же вымерло нормальное фортепианостроение, его уже почти нет. Позакрывали. А если речь о механике, то и запчастей у нас сейчас нет.

-То есть современное наше пианино покупать не стоит. Только искать старое.

Да, именно так. Искать старое.

-Как выбрать настройщика?

(смеется)Как выбрать настройщика... (задумался)... Ну, как Вам сказать...наверное... Вообще, черт его знает!
На самом деле, Вы меня озадачили. Если речь идет о музыканте, выбирающем настройщика, то здесь критерий - инструмент. После работы настройщика музыканты садятся, проверяют настройку пианино или рояля. Хотя это тоже проблема, потому что... дело в том, что в работе настройщика есть вещи, которые музыканты не очень понимают, потому им кажется, что настройщик никак не может слышать лучше музыканта. На самом деле здесь речь идет совершенно о других понятиях. У струнников слух очень развит, но ведь они оперируют понятиями... как бы Вам сказать... У пианистов самый маленький интервал полтона, у струнников и духовиков... у них интервальная зона значительно расширяется. Скажем, показываешь нормальную октаву, а ему кажется, что занижено, надо бы повысить, потому что он сравнивает со своим восприятием, а настройщик настраивает по физическим законам, и главное упорядочить биения, или свести их к какому-то четкому числу.
...Вот с музыкантами так. А люди, которые не понимают... Они просто вызывают настройщика. Это уже чисто человеческие вещи. Я считаю, что настройщик должен рассказать об инструменте, с которым он работает, куда он пришел. Что собой представляет инструмент. Как часто его нужно настраивать.Что хорошо, что неважно... Старый, новый... Огорчать не надо. Нужно только объяснить, что если идет гарантия - надо вызывать почаще, выявить дефекты, пока гарантия действует (на моей практике было несколько случаев, я выявлял дефекты, и инструмент меняли, добивались, хоть это было и непросто). Если старый инструмент и с заниженным строем - надо говорить, почему, допустим, его нельзя поднять, настроив в камертон. Потому что есть такие дефекты, которые просто не позволяют это сделать. А, скажем, настройщик, который отнесется формально, сделает настройку пианино в камертон без объяснений того, что там происходит. А все дефекты, которые там были вроде как застабилизированы, оживут, и инструмент через некоторое время выйдет из строя.

-А может, наоборот, настроит на полтона ниже, ничего не сказав.

Да, многие действительно приходят, молча что-то там делают - и уходят. А надо объяснить, что он сделал, почему он настроил на полтона ниже, что происходит с инструментом. И если у ребенка нет абсолютного слуха, то, в общем, это можно и оставить.

-Это тема о том, что должен сделать настройщик, если он уважает себя. Вопрос же в другом: вот пришел человек. Но люди не понимают: хороший он специалист, не хороший... что он там настроил... Не у всех есть слух.

Ну, нет здесь нет такой лакмусовой бумажки. Есть настройщики, которые терпеть не могут общаться с клиентами. Вот приходит он букой, сделает, уходит. И, кстати, может все сделать хорошо. В конце концов, важен результат. Если претензий к инструменту нет...

-Насколько важна рекомендация? Могу ли я открыть, скажем, газету, и найти хорошего мастера там?

Абсолютно тоже самое, как если вы приводите того же телевизионного мастера. Правда, настройщик все же более редкая когорта мастеров, ну, и кто-то считает, что если настройщик в прошлом музыкант -это важно. Я сам не очень большое значение придаю этому, но дело в том, что я сам в прошлом музыкант. И, может быть, те вещи, на которые я внимание не обращаю, потому что для меня это само собой разумеется, для настройщика, который не имеет музыкантского прошлого - проблема. Может быть и так, я допускаю, что это важно. Для самой настройки, я считаю, это не имеет значение. Я, кстати, выдаю здесь не очень хороший секрет. Все считают, что если бывший музыкант, то он настраивает несравнимо лучше. Вот лучший настройщик Москвы и Московской области, да и вообще, можно сказать, что и России, Евгений Георгиевич Артамонов, не имеет музыкантского прошлого. Это просто добросовестная работа.

Полная версия интервью


настройка фортепиано >>

Читать дальше...
Если Вам понравилось содержание, поделитесь, пожалуйста, ссылкой на сайт с другими в интернете.
Добавить страницу в .....





Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

  © template by Ourblogtemplates.com 2008

НА ГЛАВНУЮ